05 июля, 2024

Культурный слой: Ольгенфельд.


Продолжаем исследовать окрестности.

На просторах области еще можно встретить дожившие фрагменты немецкого наследия — то, что осталось от некогда крепких хозяйств немцев-колонистов, коих на территории Области Войска Донского до революции было более сотни.

Один из них — поселок Южный в Азовском районе, на границе с Краснодарским краем.
Это бывший Ольгенфельд (Оlgenfeld, с нем. — Ольгино Поле), основанный несколькими немецкими семействами в 1866 году. Вплоть до конца 20-х гг. ХХ века это было поселение с полусотней дворов, лютеранской кирхой, школой, кирпичным заводом, ветряной и паровой мельницей.
В годы Второй мировой местных немцев депортировали и в поселке появились совсем другие жители.

Среди преимущественно советской застройки выделяются немногочисленные сохранившиеся дома бывших колонистов — декор их фасадов и пёстрая кирпичная кладка сразу цепляют взгляд.  

Главная достопримечательность поселка — обезглавленная кирха, переформатированная после войны в клуб.


Сложена она из местного малоформатного кирпича с каменным декором.

Эта красота заслуженно внесена в реестр региональных памятников.

Не радует только то, что на северной стене наметилась длинная горизонтальная трещина, что угрожает целостности постройки.

Прямо напротив кирхи ещё пару лет назад возвышался внушительный корпус мельницы. Пустырь с битым кирпичом и черепицей, да мраморный жернов — всё, что осталось от эффектной старинной постройки.

Как говорят, её разобрали на кирпич.

Еще один увядающий домик — бывшая школа, которую, возможно, ждёт судьба мельницы.

Некоторые дома поглощает современное представление о прекрасном.

Например в «Колхозной» во всех смыслах коробке магазина трудно узнать вековое здание.

Однако это так и до 2014 года оно сохранялось в своем историческом виде.

Как это часто бывает в небольших селениях, жители проявляют интерес к чужакам.

В этом случае доброжелательность и тематические напитки помогают сгладить настороженность и острые углы. Разговорившись, можно почерпнуть немало любопытного: от местных баек до этнографических сведений.

Например, нам показали хозпостройки и пустырь, где располагалось историческое немецкое кладбище.
По их словам — его сравняли с землей в 60-е.

Словом, в Ольгенфельде пока есть ещё на что смотреть, но следов былого становится всё меньше.



27 июня, 2024

Уроки «реставрации» — 2.

 

В конце мая 2024 закончились работы по «сохранению объекта культурного наследия (ОКН) «Дом С.Кистова, в котором находилось музыкальное училище Ростовского отделения Императорского русского общества». Ныне это школа №1 на Советской, 30.

Среди прочего, работы включали в себя ремонт и реставрацию интерьеров и фасадов здания. В прошлом году, когда началась манипуляции с фасадом, мы обращали внимание на то, что с подлинной кирпичной кладкой творят что-то неладное.

Тогда расчищенную поверхность рабочие начали зачем-то покрывать шпаклевкой, а швы неровно выделять выпуклой расшивкой, ничего общего с исторической кладкой не имеющей. 

О фактах искажения кладки мы уведомили Комитет по охране ОКН и попросили остановить деструктив, исправив последствия.

Ответ был ожидаемым — там заявили, что «нарушений не выявлено», предложив тем самым воспринимать нелепую кривую мазню за истинную реставрацию.

Это самоустранение Комитета, а по сути, покрывательство откровенной халтуры, позволило подрядчику добить таки исторический фасад. 

Теперь «реставраторы» привели к общему знаменателю вид стен и кровли куполов (их покрытие исказили незадолго до этих работ). 

Смотрите сами, на что потрачены деньги.

1. Кладка

Издали вроде как всё благообразненько. Но подойдем поближе...

Вместо очистки и ремонта подлинной кладки вся площадь стен первого этажа покрыта штукатурным слоем, по которому вкривь и вкось расчерчены швы а-ля кирпичная кладка.
При этом, не постеснялись даже разместить фасадный свет.
Наверное, чтобы любоваться получившейся красотой геометрии кладки.


Всё это убожество утвердил Комитет по охране ОКН.
Это жирный минус.

2. Покраска и цвет

Вероятно покраска фасада появилась в проекте для того, чтобы скрыть  штукатурную мазню при восполнении утрат кирпичной кладки. 

Очевидно, что здание изначально было с открытой кладкой, то есть цвета красного кирпича (покрашено оно было в советский период).

Здесь лучшим решением была бы очистка и ремонт кладки, но был выбран ущербный вариант со штукатуркой и покраской, похоронивший подлинный цвет и фактуру фасада.
Тоже минус.

3. Окна

Деревянные рамы заменены на тонированный металлопластик со скромным намеком на изначальные переплёты рам. 

Изготовление деревянных рам, по видимому, не было заложено в смете, поэтому обошлись пластиком.
Не белым, и на том спасибо.

4. Входная группа

Дубовые створки трогать не стали — и это единственный положительный момент во всем проекте. 

По-видимому, это реплики оригинальных дверей, похоже, что установленные примерно в 00-е. Их поновили и оставили на месте. 

Но при этом не стали убирать и козырёк, образовавшийся над входом, вероятно, тоже в последние десятилетия.

Его обшили поликарбонатом — и на том успокоились.

5. Примыкающее здание

Коробку советского здания из силикатного кирпича, пристроенную к историческому корпусу по 9-й Линии, зачем-то визуально попытались срастить друг с другом.

Налепили рустов с облицовкой плиткой «под кирпич», а затем покрасили всё в единый цвет. 

И это при том, что по-хорошему, как раз историческое здание нужно было визуально отделить от пристройки поздних эпох, как, собственно, и было до этого.

Но выбран был абсолютно противоположный ход с попыткой путём бутафории придать «историчности» простой советской постройке.
И снова
 минус.

В итоге имеем безграмотно разработанный проект реставрации фасадов и скверное до степени издевки воплощение.


14 июня, 2024

Двери из кутузки.

А вот так выглядели двери одного из «изоляторов временного содержания» на окраине Ростова в конце XIX века. Тогдашний край жилой застройки северной стороны города приходился на улицу Скобелевскую, сейчас известную в качестве Красноармейской.

Здесь, на углу Скобелевской и Малого проспекта, в доме №214, принадлежавшем Евдокии Цветковской в период примерно с 1896 по 1907 находился 3-й полицейский участок. Оттуда двери и всплыли.

Волею случая, сквозь вековую пыль и паутину удалось разглядеть в подвале дома эти фактурные створки и эвакуировать их во время ремонта помещений «хозяйствующими субъектами». 

Характерные окошки с решеткой, помноженные на задокументированный факт размещения в этом доме полицейского участка дают право весомо предположить, что перед нами те самые двери специального назначения. 

Инициатором строительства дома был штабс-капитан Алексей Львович Цветковский, владелец кирпичного завода, который работал в Ростове в 1880-е гг. Примерно в этот же период и возводится дом — сначала одноэтажный, а в 1891 он надстраивается вторым этажом.

В связи со смертью штабс-капитана, в 1890-е дом переходит во владение к его наследнице, которая и сдаёт часть домовладения в аренду управлению городской полиции.

В 1908, после того, как съезжают силовики, здесь появляется новый владелец — Григорий Петрунин, который организовывает на этом месте один из филиалов своей бричечной фабрики. Ассортимент позиций предприятия приятно забавляет устаревшими уже понятиями модификаций транспортных средств: фаэтоны, пролётки, эгоистки, шарабаны…

Как видим, дом с довольно насыщенной историей.

Кстати, сейчас угловому корпусу домовладения придали до неприличия лубочный вид, декорировав его без особого пиетета к историческому фасаду здания.

Выявили и сохранили створки наши друзья из творческой мастерской «Ремонт. Эксперимент», где после деликатной очистки им дали новую функцию — сейчас артефакты являются частью интерьера и нередко служат фоном для экспонирования предметов при проведении выставок, которые проходят в этом пространстве с определенной периодичностью.

Отрадно, что ребята из «Ремонта» — любители городской старины: кроме дверей в интерьере прижились внушительного размера керамические дымоходные трубы завода Фандеева, латунная фурнитура и собранные в разное время местные клейменные кирпичи с изразцами — в общем, всё, как мы любим.



29 мая, 2024

Мазня на художественной школе.


Знакомьтесь: дом греческого подданного Дмитрия Мартыновича Лигно.
Это двухэтажное здание было возведено в 1900-х гг на углу бывшего Почтового переулка и 5-й улицы (нынешний адрес: Островского, 119 / Малюгиной, 126).

Много лет в нём размещалась детская художественная школа им. Чиненовых. 

Сейчас здесь начался капремонт.


Нет, не тот, ставший уже привычным «капремонт», когда за деньги жильцов штукатуры от Фонда капремонта (ФКР) просто криво марафетят фасады. Не тот, а вроде как реальный — с укреплением фундамента, несущих стен, заменой крыши и коммуникаций.

По крайней мере, так предполагалось при поиске средств на ремонт этого векового здания, признанного аварийным несколько лет назад.

В этом году 44 млн. ₽ наконец-то нашлись в местном бюджете и процесс пошёл.

Уже сняли крышу и зачем-то принялись делать цементную мазню на фасаде, который всю свою жизнь существовал с открытой кирпичной кладкой (правда, окрашенной в поздний период). 

При этом, визуально фасады здания — в довольно приличном состоянии, без крупных трещин, требующих стяжек и их дальнейшей маскировки.

Какой смысл их оштукатуривать и убивать при этом историческую поверхность кладки — не понятно. 

Напоминает типичный «ФКР-стайл», когда осваиваются бюджеты на ненужных видах работ. Исторические здания после таких «ремонтов» превращаются, как мы знаем, в безыскусные новоделы.

Какие ещё манипуляции будут происходить с домом — не ясно, Паспорт объекта с визуализацией проекта не наблюдается.

Здание не является объектом культурного наследия, а значит здесь могут городить всё, что захотят. Количество метаморфоз будет измеряться только уровнем непонимания исторического контекста разработчиками проекта ремонта и теми, кто всё это согласовывает.

Безусловно, спасение аварийного дома — явление замечательное, но зачем же при этом убивать его подлинный вид в случае, когда можно было поступить иначе?

Кстати, на сайте школы указано, что она «является официальной площадкой Южно-Российской межрегиональной олимпиады «Архитектура и искусство».

По-видимому, инициаторы изменения подлинного облика здания как раз сейчас и создают для учащихся наглядное пособие «Как следует относиться к исторической архитектуре».



Архив блога